> Магілёўская вобласць > Шклоўскі раён > вёска Фашчаўка > Касцёл Адведзінаў Насв. Паннай Марыяй Св. Альжбеты
Фашчаўка. Касцёл Адведзінаў Насв. Паннай Марыяй Св. Альжбеты
Фашчаўка. Касцёл Адведзінаў Насв. Паннай Марыяй Св. Альжбеты

Фашчаўка | Касцёл Адведзінаў Насв. Паннай Марыяй Св. Альжбеты - Каментарыі

Не існуе
Год пабудовы (перабудовы): > 1765
Страчаны: 1970-х
У гэтым артыкуле каротка апісваецца гісторыя рыма-каталіцкага касцёла і парафіі ў вёсцы Фашчаўка (Шклоўскі раён, Магілёўская вобласць, Беларусь) у XVII-XVIII стагоддзях. Спасылка: https://bsuir.academia.edu/AndreiKrasouski
В этой статье коротко описывается история римско-католической церкви и прихода в деревне Фащевка (Шкловский район, Могилёвская область, Беларусь) в XVII-XVIII веках. Ссылка: https://bsuir.academia.edu/AndreiKrasouski
W tym artykule jest opisana historia kościóła rzymskokatolickiego i parafii we wsi Faszczówka (rejon Szkłowski, region Mohylewski, Białoruś) w XVII-XVIII wiekach. Link: https://bsuir.academia.edu/AndreiKrasouski
In this article shortly described history of the Roman Catholic church and parish in the Fashchevka /Faščaŭka village (Mogilev region, Belarus) in XVII-XVIII centuries. Link: https://bsuir.academia.edu/AndreiKrasouski адказаць
Фашчаўская святыня мела тытул Адведзінаў Найсвяцейшай Паннай Марыяй Св. Альжбеты ( ... "Koscioł Parafialny Faszczowski jmc XX: jezowitow pod tytułem Nawiedzenia Nayśw: Panny..." НГАБ, ф. 1781, воп. 26, спр. 1387, арк. 34 -- генеральная візітацыя 1805 г.). Пацвярджаецца гэта і пазнейшымі рубрыцэлямі. Першапачаткова Фашчаўка мела назву Чарніца, якая і ў пазнейшыя часы зрэдку ўжывалася (палявыя запіскі землямера Камыніна 1783 г. з РГАДА). Як піша кс. Заленскі, першы драўляны касцёл у Чарніцы пабудаваны прыкладна ў 1668 г. (Załęski „Jezuici w Polsce“). Першыя метрычныя кнігі фашчаўскага касцёла пачыналіся з 1669 г. (НГАБ, ф. 1781, воп. 26, спр. 1387, арк. 36 адв. -- генеральная візітацыя 1805 г.) Да гэтага часу па ўскосных звестках была як мінімум з 1630-х гг. капліца (паказанні рэктара віленскага калегіюма езуітаў Войцаха Віюка-Каяловіча ва ўласных публікацях і ў карэспандэнцыі да нямецкіх братоў-езуітаў). У часы Паўночнай вайны фашчаўскі касцёл, як піша кс. Заленскі, быў разрабаваны. Салдаты забралі нават свечы і святарскае адзенне. Пра спаленне касцёла няма звестак (Załęski „Jezuici w Polsce“). Філію на парафію замяніў біскуп Богуш-Сестранцэвіч 21.10.1774 г. (НГАБ, ф. 1781, воп. 26, спр. 1387, арк. 34), піша пра гэта і кс. Заленскі. Да гэтага часу Фашчаўскі касцёл быў філіяй аршанскага касцёла. Кляштар езуітаў у Фашчаўцы Чартарыйскі не фундаваў, інфармацыя пашла “гуляць” з кнігі магілёўскага губернатара Дэмбавецкага. Езуіты кляштароў наогул не мелі (місія, рэзідэнцыя, дом, калегіюм, але не кляштар). Паводел езуіцкіх catalogus personarum да выгнання езуітаў з РІ 1820 г. мелі яны ў Фашчаўцы толькі місійную станцыю (місію), якая з’явілася значна раней за 1776 г. (Encyklopedia wiedzy o jezuitach na ziemiach Polski i Litwy 1564-1995)

паводле: https://www.facebook.com/aleks.pinchuk/posts/1133668350036760
Младшая сестра моей бабушки (Крупенько - Усовой Полины Виккентьевны) рассказывала: когда не присутствовали на богослужении в костёле, то, стоя на пороге своего дома в деревне Дубровка, казалось, что стояли на пороге костёла в Фащевке - такой силы орган и музыка слышалась от игры на нём, как будто бы ты находился у входа в костёл. Ещё рассказала, что помогал, принимал участие во взрыве костёла некий Крупенько, который работал в Москве архитектором, после окончательного разрушения костёла жители шести окрестных деревень прокляли его и он через три месяца после этого скончался. Мой дядя (Крупенько Иосиф Петрович) рассказывал, что в костёле были захоронения, стены здания были очень толстыми и взрывали не один раз. Я помню полуразрушенные стены костёла, когда каждый год приезжали в деревню Дубровка. Очень и очень жаль, что была уничтожена на белорусской земле историческая достопримечательность - духовная ценность.





























адказаць
Ищу информацию о истории возникновения и судьбе иконы "Найсвяцейшай Панны Марыi Фашчаўскай"?

На литографии, икона подписана по польски - "Obraz Najświętszej Panny Maryi Faszczowskiej".

Фото сделано с листка молитвенника, на обратной стороне листка тест песни об этой иконе - "Pieśń o Najświętszej Pannie Marii Faszczowskiej".

Икона, возможно, писалась по образу или подобию "Остробрамской иконы Божией Матери", ниже можно сравнить сходство некоторых элементов иконы, например, если сравнить лики Божией Матери, то заметно сходство, как лица, так и украшения нимба в виде острых лучей.

Икона пропала еще до войны 1941 - 1945 годов, во время закрытия костела.

Судьба иконы не известна.

Икона "Найсвяцейшай Панны Марыi Фашчаўскай"

http://www.radzima.org/images/pamatniki/6826/fashchevka-koscel-6826-1416907385_b1.jpeg

"Остробрамская икона Божией Матери"

http://www.ostrobram.prihod.ru/users/96/1102096/editor_files/image/%D0%92%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8E%D1%814.jpg

http://polish.gaspiko.ru/upload/1251974398.39.jpg

http://www.polia.info/Ikona/Av/scan0003.jpg

Предание

Согласно православному преданию, Остробрамская икона Пресвятой Богородицы именовалась в древности Корсунской Благовещенской. Она была привезена в Вильно из Корсуни (Херсонеса) в XIV в. великим князем литовским Ольгердом Гедиминовичем после одного из его крымских походов на татар. Князь подарил икону своей первой супруге Марии, а его вторая жена Иулиания, дочь тверского князя Александра Михайловича, передала образ церкви Троицкой обители, основанной ею над священными останками трех первых виленских мучеников — Антония, Иоанна и Евстафия, замученных Ольгердом в начале его княжения.

Иконография

Чудотворная икона Божией Матери Остробрамской написана темперой на 8 дубовых досках толщиной 2 см. Размер образа 165 х 200 см. Икона относится к достаточно редкому типу изображения Богоматери без Младенца в руках. Богородица изображена по пояс, с склоненной головой и опущенными глазами. Ее руки скрещены на груди.

Нынешнее внешнее убранство иконы изобилует всевозможными регалиями. На голове Девы Марии находится двухъярусная корона — барочная корона Королевы Небес и рокайльная корона Королевы Польши. Позолоченная серебряная риза, выполненная в барочной манере виленскими мастерами в конце XVII века, полностью закрывает фигуру, оставляя открытыми только лик и руки. Внизу икона украшена серебряным полумесяцем — вотумом 1849. Нимб Богоматери окружен острыми лучами сияния со звездами.

В католическом мире бытует убеждение, что икона Остробрамской Богоматери западного происхождения. Католики видят в ней образ Непорочной Девы Марии, который возник в западно-европейском искусстве во второй половине 16 века. В 1927 году, во время реставрации иконы перед ее коронацией, проводимой проф. Я. Рутковским, специалисты выявили под верхним слоем, писанным масляными красками, более древнее письмо, писанное темперой, а также следы известковой грунтовки. Вильнюсский исследователь профессор И. Ремер пришел к заключению, что икона писалась в XV или XVI веке. Делались попытки и более точной датировки образа. Так, некоторые специалисты полагают, что Остробрамская икона была исполнена в 1620-1630-е годы и, вероятно, воспроизводила первообраз, созданный нидерландским художником Мартеном де Восом.

В православной традиции принято считать чудотворный образ византийской иконой глубокой древности. В 1829 г. при снятии ризы в процессе реставрации на иконе была выявлена древняя славянская надпись — хвалебная песнь Богородице «Честнейшую Херувим». Существует мнение, что первоначально икона являлась частью композиции Благовещения, отчего образ в древности назывался Корсунским Благовещенским. Дева Мария в этой трактовке считается представленной в момент явления Ей архангела Гавриила, соответствующая часть изображения которого утрачена.

В православном понимании жест скрещенных рук Богоматери на Остробрамском образе указывает на момент, непосредственно предшествующий Воплощению Слова Божия — момент принятия Девой Марией Благой вести («Се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему». Лк. I,38). Если провести аналогию между изображенным жестом Богоматери и священнодействиями, совершающимися во время Божественной Литургии, можно вспомнить о жесте скрещивания рук священника с потиром и дискосом во время святого возношения. Такое сравнение открывает еще одну содержательную грань Остробрамского образа — участие Девы Марии в тайне совершенного на Кресте Искупления. Показательно, что подобный жест встречается также на таком богородичном иконографическом изводе, как «Божия Матерь Ахтырская», где Богородица представлена у подножия Креста со скрещенными на груди руками.

Более поздний вид Остробрамской иконы Божией Матери с необычным ореолом над Ее головой добавляет еще одну трактовку образа. Солнечный нимб Богородицы, между лучами которого вкраплены звезды и месяц, заставляет вспомнить атрибуты таинственной Жены из книги Откровения св. Иоанна: «И явилось на небе великое знамение: Жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна и на голове ее венец из двенадцати звезд» (Откр 12,1). Тем самым, Божия Матерь Остробрамская одновременно является и светозарной Женой, облеченной в солнце небесной славы, Которая непрестанно молится за Церковь.

Списки с иконы

Чтимые списки с Остробрамской иконы Божией Матери находились в юго-западных славянских землях, в Литве и в Польше. В настоящее время один из них пребывает в церкви Остробрамской Богоматери в деревне Кяна.

Известно, что к иконографии Остробрамской Пресвятой Богородицы восходит чудотворный образ Божией Матери Умиление, перед которым молился преподобный Серафим Саровский."

http://worldart.uol.ua/text/6521182/ostrobramskaya-ikona-bozhiey-materi/

"СКАЗАНИЕ ОБ ОСТРОБРАМСКОЙ ИКОНЕ"

Глава 1



В Виленских (ныне г. Вильнюс) храмах в чис­ле святынь, украшающих стены и алтари древних и менее старинных памятников архитектуры и искусства, находится несколько икон, которые в древности были достоянием Грече­ской церкви и ее последователей, как в пределах России, так и вне её.

Однако ни одна из святынь не поль­зуется таким почитанием среди населения как Восточной, так и Западной Церкви, не окру­жена таким благоговением, как Виленская восточная икона Благовещения Пресвятой Богородицы, помещенная в Вильно в часовне на Острых Воротах и именуемая «Остробрамской» или «Островратной», поклонение которой является величайшим счастьем и отрадой для всякого верующего во Всемогущего Господа.

Кто был ее творцом и в каком именно году она была написана, определить очень трудно. Существует предание, что эта святая икона явилась в городе Вильно на Острых воротах 14-го апреля 1431 года, и Восточная Православная Церковь, воздавая надлежащее чествование памяти святых литовских и виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия 14 апреля, ежегодно посвящает этот же день и празднеству Остробрамской иконы, которая первоначально находилась в Троицком православном монастыре, где почивали в то время святые мощи трех упомянутых мучеников, угодников Божиих.

Однако, если рассмотреть письменные доводы, изложенные в виде исторических актов, касающихся города Вильны, прежней столицы Литовско-Русского государства, то можно отыскать целый ряд письменных свидетельств, в которых упоминается об этой святой иконе. Из этих записей мы видим, что она не была явлена на воротах города Вильны, а была привезена из Крыма, а именно из Херсонеса Таврического или города Корсуни самим великим князем Ольгердом Гедиминовичем (1345-1377), который взял ее в числе военной добычи из греческого храма города Корсуня. Святую икону, привезенную из Корсуни Ольгерд сначала подарил своей благочестивой супруге, хотя за неимением точных письменных указаний, в каком именно году она была приве­зена в Вильну, мы не можем с точностью опре­делить, какая именно супруга Ольгерда была осча­стливлена столь драгоценным даром. Оль­герд исповедовал Православие и был крещен с именем Андрей. С умножением православных христиан в Вильне и при содействии православной супру­ги Ольгерда, была построена деревянная церковь во имя Святой Троицы, за исповедание которой пострадали Виленские мученики. С этого времени вся окрестная местность, дотоле пустынная, стала насе­ляться исключительно православными христианами и получила название Острого или русского Конца. При Свято-Троицкой церкви с древнейших времен существовал монастырь. Этой обители Всесвятой Живоначальной Троицы и была подарена супругой Оль­герда или лично им самим чудотворная Корсунская икона. Да и могло ли быть в тогдашней столице Литвы лучшее место для размещения греческой святыни, чем Свято-Троицкий монастырь – новоустроенный оплот и непоколебимый центр христианства, воздвигнутый на земле, пропитан­ной кровью принесенных в жертву за исповедание Евангельского учения жизнь свою и не убоявшихся мук, святых подвижников, трех доблестных витязей и воинов Христовых, которые черпали духовные силы перед ожидающею их и предстоящею им казнью в горячей молитве ко Искупи­телю и Его Пресвятой Матери Приснодеве Марии.

Углубляясь в чтение очерка об истории города Вильны за 1431 год, мы встречаем Корсунскую икону Богоматери уже не в храме монастыря Пресвятой Троицы, но в городской часовне над во­ротами. Эти ворота были сооруже­ны вблизи небольшой церкви Святого Петра, ныне уже не существующей, и назывались сначала Медницкими (название происходило от пути, ведущего в великокняжеский замок Медники), потом Жмудскими, потом русскими, и только лишь в XVI столетии получили наименование Острых, по-польски Острой Брамы. Точная дата, а именно год, месяц и день, когда было совершено перенесение свя­тыни из монастыря в скромную и, можно даже сказать, убогую часовню, до нас не дошла. Однако, о таком вы­дающемся событии не мог не знать великий князь, без соизволения которого, как мы полагаем, монахи никогда не решились бы на подобный шаг. Но мы вполне определенно знаем, что четырнад­цатого апреля 1431 года образ уже был украшением часовни на воротах, будучи предметом благочестивого поклонения и особого уважения со сто­роны православных жителей Вильны. Перед ним по православному русскому обычаю теплились лампады и горели свечи. Дата 14 апреля 1431 года точно отмечена в сказаниях об этой святой иконе, как время явления, или появления ее впер­вые в деревянной воротной часовне. Можно вполне согласиться, что для перенесения святой иконы Бого­родицы из Троицкого монастыря в часовню не было более подходящего дня, чем 14 апреля – дня, посвященного празднованию памяти свя­тых мучеников Литовских и Виленских, нетленные мощи которых почивали в указанном храме. И разве мог быть более торжественный день для православных виленцев, чем день смерти их собратий, отошедших с мученической пальмой в руках, с ясным ореолом бессмертия в счастливую и не имеющую конца вечность.



Глава 2



23 апреля 1498 года, в день памяти святого великомуче­ника Георгия Победоносца по старому стилю, был совершен торжественный крестный ход при личном участии великого князя и его двора, войска и городского управления. В присутствии почти всего населения столицы, под звуки колокольного звона всех тогдашних храмов Вильны, четырнадцати православных и семи латинских, под звуки пушечных выстрелов происходила закладка главных пунктов новой стены. Но самым важным моментом этого торжества следует считать освящение места для фундамента главных ворот с большой башней, в Русском или Остром конце. Дружно и с усердием народ принялся за работу, и постепенно воздвигалась вокруг города стена, закрывая его от глаз неприятеля в тех местах, которые не были защищены ни рекою, ни горами. В высокой башне над этими воротами жители города позаботились устроить особое место для чтимой всеми святой православной иконы Бого­родицы. Окончив сооружение башенных ворот и самой башни, святую икону поста­вили в приготовленное для неё место над воро­тами, - с южной стороны рядом с башней. С внеш­ней стороны башни снизу был приделан ход в виде особой лестницы. Икона была вставлена в киот, снабженный с лицевой стороны стеклом и деревянными дверцами, которые, смотря по надобности, можно было открывать и закрывать. Во время плохой погоды их полностью затворяли. Святая икона по-прежнему принадлежала Свято-Троицкому православному монастырю, братия которого регулярно совершала перед ней надлежащие молебны и акафисты, а верующие с благочестивым настроением духа посещали ча­совню и по христианскому обычаю прикладывались к образу.

В 1596 году в крае была объ­явлена церковная уния, и Свято-Троицкий монастырь в городе Вильне, которому законным образом принадлежала Островоротная часовня, отошёл в унию.

В 1601 году монастырь был преобразован и стал базилианским. При нем было учреждено особое братство. Таким образом, Островоротная часовня, со святою в ней иконою Небесной Заступницы, очевидно, должна была перейти в ведение тех же базилиан. В какой именно православный храм первоначально она была перенесена, мы об этом не знаем. Точно известно только то, что в сре­дине 1609 года, то есть в начале XVII столетия, Островратная икона находилась уже в приходской каменной Николаевской церкви на Большой улице. Иноки Троицкого Монастыря в конце того же 1609 года обратились в храм св. Ни­колая с просьбой возвратить икону им, мотивируя это тем, что королевская чета имеет желание ей поклониться. 31 июля того же года и сам храм святи­теля Николая также отошёл в унию. Первого августа митрополит Ипатий Поцей явился в этот храм с целью поклониться святому образу Богоматери Островратной. С этого времени святая икона переходит в совершенное владение Виленского Троицкого монастыря. Святую икону перенесли из Свято-Никольская храма на прежнее ее место – в часовню Островоротной башни.В пер­вой четверти XVII столетия между Свято-Духовским православным и Свято-Троицким базилианским монастырями возник третий латинский монастырь босых кармелитов, в их ведение и поступила Островратная часовня. Святая Корсунская икона Богоро­дицы возвратилась и появилась на старом своем месте в часовне при Острых Воротах как принадлежность уже всецело кармелитов, которые её закрепили за собою навсегда.

26 мая 1714 года Вильну постигнул страшный удар; пожаром истреблена была часть города, причем не уцелела и деревянная ча­совня на Острых Воротах; икона же, охраняемая кармелитами, была спасена от всепожирающего пла­мени и снова поставлена в костеле св. Терезии. Целых тридцать лет икона хранилась в костеле, куда стекался на поклонение богомоль­ный люд, а для увеличения чествования святой ико­ны введены были в нем в 1726 году тор­жественные сорокачасовые службы. Новая часовня из камня, больших размеров, во всю ширину Остро­воротной башни, воздвигнута была в 1744 году; в нее и перенесли икону с несравненно большим великолепием, чем это было в 1671 году. Эта часовня и есть та самая, которая доныне су­ществует на Острых Воротах со святым образом Пресвятой Богородицы Островратной. Она устроена и приспособлена к совершению в ней богослужения по латинскому обряду.

По третьему разделу Польши, состоявшемуся в 1795 году, Вильна отошла к Российской империи. Между тем, постепенно росло значение и богатство часовни, которая стала почи­таться поляками, как религиозно-политический памятник. В это же время в часовне был установлен орган. Однако, в 1812 году часовня, также как и монастырь кармелитов вместе с костелом св. Терезы, сильно пострадала и была даже поругана солдатами Наполеона Бонапарта. Французы не постеснялись отвести эти здания под помещения воинов, причем алтари и многие иконы были уничтожены. Не избежала повреждений и икона Остробрамской Богородицы.

В 1823 году, при часовне было основано братство, и в печати поя­вилась изданная кармелитами на польском языке реляция о чудотворной иконе Пресвятой Марии Девы, что на Острых Воротах. Наступил 1826 год, когда был объявлен юбилей по случаю исполнения­ 100 лет со времени установления сорокачасового богослужения в Островоротном костеле карме­литов. Этот юбилей продолжался целый год. Де­сятки тысяч народа прибывали в Вильну. В 1829 году Остробрамская ча­совня была великолепно украшена. Рядом с ней была устроена галерея, причем лик Непорочной Девы был обновлен. Полагают, что в ту эпоху на иконе еще была заметна существовавшая на ней славянская над­пись с хвалебной песнью в честь Пречистой: „Честнейшую Херувим, и славнейшую без сравнения Серафим".

В 1844 году костел св. Терезы, переименованный в Остробрамский, был преобразован в приходской, часовня же со святой иконой поступила в ведение римо-католического духовенства.

Святая Корсунская икона Богородицы имеет два с половиною аршина высоты и два аршина ширины. Написана она на доске, или точнее говоря, на двух соединенных твердых ду­бовых досках. На лике Богородицы можно заме­тить ровный продольный шрам, появившейся вследствие осадки красок по линии соединения досок. Изображена Богоматерь на иконе одна, без младенца Иисуса Христа, несколько наклоненная в правую сторону. Блаженный лик выражает глубо­чайшее спокойствие и благоговейную скромность, ще­ки покрыты тусклым румянцем, а руки на груди сложены крестообразно. Все изображение поясное. Святая Дева, как следует думать и веровать, представлена в момент величайшего события для целого Мира, в момент архангельского благовестия о воплощении, наитием Святого Духа, Сына Божия и рождения от Неё Богочеловека. Однако это изображение Благовещения является неполным, - ему недостает фигуры архангела Гавриила, который нередко пишется на отдельной доске. Вследствие того, что икона ныне покрыта металлической позолоченной ризой, из целого образа мы можем видеть только лик и руки Божией Матери.

Над головой в ризе прикреплена двухъярусная корона и по всем направлениям от лика идут длинные лучи, а под иконой большое изображение луны, сделанной из металла, которая служит как бы подножием для Пречистой.

Такова святая Корсунская или Остробрамская икона Божией Матери Благовещения, находящаяся ныне в ведении римско-католического духовенства в г. Вильнюсе в часовне на Острых воротах. Как древняя православная святыня, она пользуется и у местного и вообще русского православного населения, насколько это можно видеть, большим уважением и почитанием, имеющим чисто и строго религиозный характер, хотя православное богослужение перед ней уже не совершается. Хотя и в наше время Пресвятая Богродица дарует верным чадам новые чудеса и милости!


Радуйся, Владычице, иконою Твоею Остробрамскою благодать и милость нам являющая!"

http://www.ostrobram.prihod.ru/ikona_khrama адказаць
Faszczówka (Фашчаўка) – parafia p.w. Nawiedzenia NMP

1616-1708 – majątek jezuicki i kościół zakonny (do zniszczeń moskiewskich)
1616 – ofiarowanie przez króla Zygmunta III na potrzeby fundacji kolegium w Orszy
1651 – misje prowadza tu o. Wojciech Dębski SJ i o. Marcin Karpecki SJ (z kolegium w Orszy)
1684-1685 – misjonarzem o. Jan Laskowski SJ
1686-1687 - misjonarzem o. Marcin Filochowski SJ
1687-1688 - misjonarzem o. Stanisław Chylewicz SJ
1691-1692 - misjonarzem o. Jan Piotrowski SJ
1692 – budowa drewnianej świątyni (staraniem rektora jezuitów w Orszy – o. Samuela Kościukiewicza SJ)
1695-1696 - misjonarzem o. Andrzej Strzeszewski SJ
1696-1697 - misjonarzem o. Stefan Wyszyński SJ
1698-1699 - misjonarzem o. Michał Jakonowicz SJ
1701-1703 - misjonarzem o. Jan Piotrowski SJ
1702-1706 - misjonarzem o. Stanisław Chylewicz SJ
1704-1710 - misjonarzem o. Jan Szpakowski SJ
1708 – ograbienie świątyni przez wojska moskiewski

1708-1754 – majątek jezuicki i kościół zakonny (do konsekracji nowej świątyni)
1710-1713 - misjonarzem o. Kazimierz Matelakowski SJ
1713-1718 - misjonarzem o. Jan Szpakowski SJ
1718-1720 - misjonarzem o. Franciszek Faszczewski SJ
1720-1721 - misjonarzem o. Mikołaj Krasnodębski SJ
1721-1722 - misjonarzem o. Jerzy Antoniewicz SJ
1722-1725 - misjonarzem o. Jan Szpakowski SJ
1726-1727 - misjonarzem o. Rafał Chlusowicz SJ
1727-1729 - misjonarzem o. Wawrzyniec Gintowt SJ
1730-1744 - misjonarzem o. Eustachy Bazylewicz SJ
1733-1734 - misjonarzem o. Kazimierz Godlewski SJ
1734-1738 - misjonarzem o. Jan Dabrowski SJ
1736-1739 - misjonarzem o. Józef Szabłowski SJ
1738 – początek budowy murowanej świątyni
1738-1739 - misjonarzem o. Jan Legnikowski SJ
1740-1741 – misjonarzami: o. Jan Ruszewski SJ, o. Józef Lipiński SJ, o. Ignacy Chludziński SJ.
1741-1743 – misjonarzami: o. Adam Ruszczycki SJ, o. Grzegorz Winkler SJ
1744 – kościół filialny parafii Orsza
1744-1745 – misjonarzami: o. Franciszek Kwitowski SJ, o. Adam Ruszczyzki SJ,
1744-1747 – misjonarzami: o. Józef Drużyłowicz SJ, o. Józef Kassowski SJ
1745-1746 - misjonarzem o. Kazimierz Słoński SJ
1746-1747 - misjonarzem o. Józef Szabłowski SJ
1747-1748 – misjonarzami: o. Jan Dzierżek SJ, o. Jakub Gołębiowski SJ, o. Marcin Konarzewski SJ
1749-1751 – misjonarzami: o. Józef Szabłowski SJ, o. Hilary Dąbrowski SJ, o. Leon Wiszowaty SJ
1748-1758 – misjonarzami: o. Wiktor Szczucki SJ, o. Jan Bohdanowicz SJ
1751-1753 – misjonarzem: o. Michał Kaczanowski SJ
1753-1754 - misjonarzem o. Jan Michałowski SJ
1754 – zakończenie budowy murowanej świątyni (staraniem rektora z Orszy – o. Antoniego Bykowskiego SJ), w kościele trwał kult Obrazu Matki Bożej i przechowywano tu relikwie św. Symplicjana.

1754-1773 – majątek jezuicki i kościół zakonny (do kasaty zakonu)
1754-1755 - misjonarzem o. Joachim Kamiński SJ
1756-1757 – misjonarzami: o. Antoni Bierdasz SJ, o. Jan Świacki SJ
1757-1758 - misjonarzem o. Jan Michałowski SJ
1757-1769 - misjonarzem o. Leon Wiszowaty SJ
1760-1761 – misjonarzami: o. Jan Bohdanowicz SJ, o. Michał Łomiński SJ
1762-1763 - misjonarzem o. Franciszek Dziwłowicz SJ,
1762-1765 - misjonarzem o. Antoni Idzikowski SJ
1764-1765 – misjonarzami: o. Franciszek Kareu SJ, o. Jan Chodźkiewicz SJ
1765-1766 - misjonarzem o. Tomasz Godlewski SJ
1767-1773 - misjonarzem o. Cyprian Zdanowicz SJ
1768-1769 - misjonarzem o. Ignacy Galiński SJ
1770-1772 - misjonarzem o. Wawrzyniec Kniazewicz SJ
1770-1773 - misjonarzem o. Stanisław Wierciechowski SJ
1772 – kościół p.w. Nawiedzenia NMP obsługiwało 2 jezuitów.
1773 – kasata zakonu

1776-1820 – parafia obsługiwana przez jezuitów
1776 – erygowanie samodzielnej parafii oraz fundacja klasztoru dla jezuitów dokonana przez Czartoryskich (mieszkało tu zazwyczaj 2-3 zakonników).
1783-1794 - misjonarzem o. Stefan Olechnowicz SJ
1787-1798 - misjonarzem o. Józef Reutt SJ
1789-1807 - misjonarzem o. Andrzej Żebrowski SJ
1794-1799 - misjonarzem o. Józef Perkowski SJ
1796 – parafia liczy ok. 3000 kat.
1798-1802 - misjonarzem o. Ignacy Kozłowski SJ
1802-1806 - misjonarzem o. Ignacy Chlidziński SJ
1805-1807 - operariuszem o. Alojzy Soroka SJ
1807-1810 - misjonarzem o. Erazm Jałoza SJ
1810-1815 - operariuszem o. Alojzy Soroka SJ
1813-1816 - misjonarzem o. Szymon Okuszko SJ
1817-1818 – superiorem o. Alojzy Soroka SJ
1819-1820 - superiorem o. Alojzy Soroka SJ

1822-1967 – kościół parafialny
1822 – przekazanie prowadzenia parafii diecezjalnemu duchowieństwu
1923 – ks. Aleksander Sak, kaplice: Ugły, Kurdrzew.
1928 – ks. Albin Szaciło
1935 – ks. Piotr Janukiewicz, aresztowanie proboszcza i kradzież przez bolszewików Obrazu Matki Bożej
1941-1944 – przyjazdy księdza ze Szkłowa
1967 – zniszczenie kościoła poprzez wysadzenie murów dynamitem

1989-2008 – w diecezji mińskiej i mińsko-mohylewskiej
1989 – o. Janusz Skęczek OP
1993 – ks. Jan Wojtkiewicz MIC, ks. Czesław Kureczko MIC
2000 - Ks. Aleksander Bogdanowicz
адказаць

Дадаць паведамленне

*
*
*
*